Платные камеры в СИЗО: реформа или дискриминация

По словам министра юстиции Дениса Малюськи, в Украине ожидается высокий спрос на платные камеры с повышенным комфортом в следственных изоляторах. Глава ведомства считает это положительным моментом, пишет Информ-UA.

В частности, глава ведомства заявил, общаясь на днях с журналистами, что полученные таким образом средства будут проходить официально, а не коррупционным путём, в качестве взяток. Использовать их, по словам Малюськи, планируется на ремонт камер.

СИЗО Малюська

Платные камеры уже открыты в шести украинских СИЗО, в том числе в Запорожской области (Запорожье и Вольнянск), в Днепре, Киеве, во Львове, Чернигове.

Цены разные. Например, как написал Малюська на своей странице в социальной сети "Фейсбук", стоимость за сутки пребывания в такой камере в Запорожье составляет 570 гривен, неделя обойдётся в 1 990 гривен, за месяц надо будет заплатить 3 410 гривен. В Киеве месяц пребывания в платной камере в СИЗО обойдётся в 12 тысяч гривен. Самые же низкие расценки – в Чернигове.

Министр заявил, что с момента действия нововведения уже пять человек за месяц пребывания в одном следственном изоляторе перечислили шестьдесят тысяч гривен. По мнению главы ведомства, это хорошие деньги. Одну камеру за них можно отремонтировать. При этом он подчёркивает, что речь не идёт о каких-то «вип-камерах». По его словам, просто в них условия несколько лучше – на одного человека приходится больше площади, есть определённое базовое оборудование – холодильник, телевизор, также могут быть столовые приборы (детально требования к платным камерам оговорены в приказе Минюста).

По словам Малюськи, состояние пенитенциарных учреждений в Украине сейчас в плачевном состоянии, и средств для того, чтобы привести их в порядок, у государства не было. Теперь же они появились. Более того, Малюська отметил, что поступлений было бы больше, если бы не коронавирусный карантин, поскольку сейчас суды в СИЗО направляют меньше людей. Когда же их будет больше, вырастут и доходы.

Идеи и размышления министра вызывают много противоречивых мыслей. Скажем, высказывание касательно того, что в карантин количество поступлений ограничено, невольно наталкивает на мысль – а не будут ли в дальнейшем людей, в первую очередь – с нормальным достатком, направлять в СИЗО даже в тех случаях, когда законом это не предполагается, и держать их там как можно дольше? Просто для того, чтобы больше отремонтировать камер?

Кстати, об этом многие пишут и в своих комментариях под постами Малюськи в социальной сети «Фейсбук». А ещё пользователи спрашивают: если человек будет признан невиновным, кто ему компенсирует затраты за пребывание в платной камере?

В конце концов, СИЗО – это не исправительная колония. Априори там находятся люди, вина которых ещё не доказана судом. Это могут быть временно задержанные, подозреваемые. И задача государства – обеспечить в таких учреждениях надлежащие условия, причём, равные для всех, а не брать с них плату за возможность, например, пользоваться столовыми приборами.

Ещё один важный момент. Говоря, что платные камеры позволят направить средства в официальное, так сказать, русло, минуя коррупционные схемы, фактически министр юстиции признаётся в том, что в пенитенциарной системе коррупция процветает, и власти не способны с этим эффективно бороться.

А теперь посмотрим на эту ситуацию с другой стороны. Какой-нибудь воришка, который украл из магазина продукты или вообще невиновный человек будет сидеть до суда в камере обычной, потому что у него нет денег. А кто-то, кого задержали, скажем, за сбыт наркотиков в особо крупных размерах или на месте убийства чуть ли не с неоспоримыми доказательствами, оплатит себе комфортные условия пребывания в СИЗО и при этом ещё и начнёт сознательно затягивать судебный процесс. Вряд ли это можно считать моральным по отношению, например, к потерпевшей стороне. Ведь есть примеры, когда преступникам удавалось провести в следственных изоляторах длительное время. И самое страшное, что и самой пенитенциарной системе это станет выгодно.

Правда, Малюська уверен в том, что за платные камеры люди, совершившие тяжкие преступления, заплатить не смогут. По его мнению, денег у них на это нет. Это благо, говорит Малюська, рассчитано на тех, кто совершил мошенничество или не смог своевременно заплатить залог, совершив какое-то финансовое преступление.

Так и хочется сказать: «страшно далеки они от народа». Наверное, по мнению министра, тяжкие преступления совершают только нищие алкоголики и наркоманы. Но он явно ошибается. Чего стоит вспомнить историю с бывшим народным депутатом Виктором Лозинским, который был осуждён за убийство. Преступление было совершено в 2009 году в Голованевском районе. Вследствие столкновения в охотничьих угодьях с экс-нардепом и его друзьями погиб Валерий Олейник. Преступление было резонансным, во многих СМИ писали, что на потерпевшего чуть ли не устроили сафари, хотя у подозреваемых, конечно же, была другая версия событий.

В 2011 году, согласно с решением Днепровского районного суда Киева, Лозинского приговорили к 15 годам лишения свободы, потом весной 2012 года Апелляционный суд Киева назначил наказание уже мягче – 14 лет. В марте 2014 года срок был сокращён уже до десяти лет. А в июне 2014 года Лозинского вообще отпустили на свободу, правда, на один день, потом его снова вернули в колонию. В феврале 2016 года было принято решение об условно-досрочном освобождении.

Вышел на свободу Лозинский в апреле того же года по «закону Савченко». Часть срока он отбыл именно в СИЗО. В 2019 году с Лозинского сняли судимость. Суд принял во внимание аргументы, что он направил свою деятельность на создание новых предприятий, организацию производства в сфере АПК, оказывал волонтёрскую помощь и так далее, то есть суд пришёл к выводу, что Лозинский стал на путь исправления.

К чему этот пример? Человек совершил тяжкое преступление, изначально ему инкриминировали умышленное убийство с отягчающими обстоятельствами, но бедным его, мягко говоря, не назовёшь, и камеру повышенного комфорта он явно смог бы себе оплатить, возможно, даже, образно говоря, «трёхкомнатную».

Следует отметить, что идею о платных камерах критикуют многие эксперты. В частности, по словам бывшего руководителя пенитенциарной службы Украины Сергея Старенького, которого цитирует издание «Настоящее время», пенитенциарное учреждение – это не субъект предоставления отельных услуг. А значит, человек, который заплатит деньги за комфортные условия, в ответ не получит гарантии, что завтра его не переведут в обычную камеру. Кроме того, он считает, что данное нововведение – это просто дискриминация по финансовому признаку, а также откровенное признание того, что государство не способно создать в СИЗО надлежащие условия для всех заключённых.

О дискриминации говорит и уполномоченная ВР по правам человека Людмила Денисова. По её словам, арестованных ущемляют по имущественному признаку. Об этом она заявила 4 июня на совещании в Офисе генерального прокурора. По словам Денисовой, когда в СИЗО условия не соответствуют требованиям, изоляторы нередко переполнены, неправильно вводить платные камеры – надо решать проблему в комплексе на уровне государства, чтобы создать равные условия для всех.

]]>